Коронавирус - новый «черный лебедь» мировой экономики?

Коронавирус - новый «черный лебедь» мировой экономики?

Ожидается, что проблемы, вызванные коронавирусом в глобальной цепочке поставок, негативно скажутся на различных странах.

Нассим Талеб, бывший трейдер, который интересуется наукой статистики, первым предложил термин «черный лебедь», который используется для определения непредсказуемых, редких событий, которые могут оказать глубокое влияние на финансовый мир и глобальные экономические системы.

В связи с влиянием торговых войн, Brexit и геополитических проблем мировая экономика переживает трудные времена. Вполне возможны рецессии и замедление экономического роста. Одна из проблем — страх перед сценарием «Черного лебедя», который еще больше ухудшит и без того нестабильную мировую экономику. Недавняя вспышка нового коронавируса в Ухане выдвинула возможность такого сценария, усилив озабоченность мировой экономикой.

Воздействия таких вспышек оцениваются, в первую очередь, с точки зрения их влияния на биржи. И это довольно ошибочная позиция. Финансовые рынки резко реагируют на поток информации о подобных неожиданных событиях. Увеличение числа погибших может привести к снижению стоимости на 10% на фондовых рынках. С другой стороны, даже капля хороших новостей может обернуться возможностью покупки. Поскольку мы говорим о Китае, «фабрике мира», целесообразно оценить воздействие на цепочки поставок, внешнюю торговлю и каналы реального сектора.

Чтобы полностью понять возможные последствия, одним из самых последних случаев, который следует рассмотреть, должна стать вспышка атипичной пневмонии 2003 года. Из-за воздействия атипичной пневмонии реальный рост ВВП Китая упал на 2 п.п. во II квартале 2003 года.

Несмотря на это, благодаря пакетам экономических стимулов со стороны китайского правительства, росту экспорта и снижению спроса на рынках в конце года, китайская экономика завершила 2003 год с темпом роста на 10%. Предполагается, что из-за атипичной пневмонии реальный ВВП снизился на 0,1 п.п., замедлив мировой экономический рост.

Последствия нового коронавируса могут оказаться еще более сильными, чем последствия атипичной пневмонии. Экономика Китая компенсировала сокращение внутреннего спроса во II квартале 2003 года, экспортировав больше товаров и услуг. Следовательно, в 2003 году темпы экспорта Китая увеличились на 35%. Тот факт, что в 2001 году Китай стал членом ВТО, также сыграл важную роль в этих показателях экспорта.

Однако Китай больше не обладает таким же радиусом действия, который позволил бы ему увеличить свой экспорт в значительных количествах. В последние годы Китай претерпел трансформацию, перейдя от модели роста на основе экспорта к модели, зависящей от внутреннего спроса. Доля внутреннего спроса в структуре роста сейчас намного больше, чем в прошлом.

Соответственно, коронавирус замедлит внутренний спрос, что окажет более отчетливое влияние на экономический рост. В экономической сфере эпидемии и стихийные бедствия оказывают наибольшее влияние на сферы услуг. За последние 20 лет важность сферы услуг в экономике Китая возросла с 40% до 50%. Этот сдвиг может привести к более сильному влиянию коронавируса на рост по сравнению с 2003 годом.

По сравнению с 2003 годом внешняя торговля Китая сегодня в 5 раз больше, количество туристов, отправляемых за границу, в 6 раз больше, его доля в мировой экономике также увеличилась в 4 раза. Неудивительно, если события в Китае повлияют на мировую экономику сильнее, чем 17 лет назад.

Атипичная пневмония произошла в то время, когда риски в мировой экономике были ниже, желание инвестировать выше, объем торгов рос. Но сейчас, наряду с неопределенностью и повышенными рисками, наступила эпоха, в которой мировой рост и объемы торговли не растут из-за торговых войн. Ухудшение ожиданий в мировой экономике может усилить влияние вируса.

Насколько эти факторы увеличат негативное влияние коронавируса на экономику по сравнению с вирусом атипичной пневмонии? Ссылаясь на сценарий, при котором удастся установить контроль над вспышкой коронавируса к апрелю, Шан-Джин Вей из Колумбийского университета сделал очень оптимистичный прогноз, что влияние коронавируса на экономический рост в Китае будет ограничено только 0,1 п.п. Международные финансовые организации прогнозируют, что китайская экономика потеряет рост в среднем 0,5 п.п. Пессимисты прогнозируют, что рост китайской экономики снизится на 1 п.п. Прогнозы об общей потере мирового экономического роста из-за коронавируса колеблются от 0,02 п.п. до 0,03 п.п.

Наряду с неопределенностью в отношении рисков, связанных с вирусом, на данный момент трудно предвидеть возможные последствия политики правительства Пекина по восстановлению экономической активности. По этой причине сложно прогнозировать ситуацию на весь год. В такие неопределенные времена надо сохранять осторожность с прогнозами годового роста.

Каких стран это коснется и в какой степени?

На основании нынешних данных разумнее прогнозировать ситуацию в отношении I квартала, а не всего года. Согласно прогнозам Bloomberg Economics, мировая экономика может потерять 0,416 п.п. в I квартале 2020 года. Будучи соединенным с Китаем с точки зрения финансов, логистики и поставки товаров, Гонконг является одной из наиболее вероятных стран, которых коснутся последствия коронавируса.

Замедление Китая означает сокращение экспорта продукции, а это отразится на основных экспортерах продукции, таких как Бразилия и Австралия. Рост Южной Кореи, зависимый от Китая в основных товарах, в I квартале года может составить 0,4 п.п., меньше, чем ожидалось.

Из-за недостатков в поставках товаров из Китая южнокорейская автомобильная компания решила приостановить свою деятельность. Ожидается, что проблемы, вызванные коронавирусом, нарушение ожиданий в отношении глобальной цепочки поставок окажут негативное влияние на США и различные страны ЕС. Ожидается, что среди стран ЕС коронавирус больше всего повлияет на экономику Германии.

Возможное влияние на экономику Турции

Поскольку зависимость турецкой экономики от Китая меньше по сравнению с другими странами G20, влияние вируса на Турцию может быть относительно меньше. Снижение роста мировой экономики и объемов торгов может замедлить рост экспортных ставок в Турции. С другой стороны, внешнеторговый дефицит Турции с Китаем может обостриться. Снижение ожиданий мирового роста снизит и цены на нефть. Падение цен на нефть ниже $55 — позитивный фактор с точки зрения инфляции.

Кроме того, число туристов из Китая в Турцию, которое значительно выросло за последние годы, может снизиться. Этот сценарий окажет негативное влияние на баланс счета. Определенная часть мировой ликвидности, поступающей с развивающихся азиатских рынков, может быть перенесена в Турцию, как альтернативный рынок.

Будучи ограниченным, этот вид притока денежных средств по-прежнему будет оказывать положительное влияние на рынки. Если ожидания относительно воздействия коронавируса на мировую экономику ухудшатся, значительные центробанки, такие как ФРС и ЕЦБ, пойдут на дополнительную денежную экспансию. Такой политический шаг даст Турции больше возможностей для игры с точки зрения процентных ставок и валютных рынков. Окончательные и конкретные результаты нынешнего возможного влияния будут зависеть от того, какие действующие лица окажутся сильнее и влиятельнее в этом процессе.

Самые рискованные сценарии

Есть 3 рискованных сценария, которые усилят воздействие коронавируса на мировую экономику. Первый значительный риск: возможность того, что в концу второго квартала не удастся полностью обрести контроль над коронавирусом. Поскольку температура в преддверии весны повышается, вероятность того, что вирус пойдет на спад, может привести к тому, что этот сценарий не реализуется.

Второй риск: растущая социальная напряженность в Китае из-за коронавируса и чрезмерной реакции правительства Пекина на эту ситуацию. Власти Китая действуют более прозрачно по сравнению с их реакцией на вспышку атипичной пневмонии в 2003 году. В такой серьезной ситуации нелегко держать под контролем вопросы, связанные с развитием болезни, первый и самый важный из которых связан с карантином.

В этом отношении правительство Пекина проделало хорошую работу. Если бы подобная ситуация случилась в западной стране, было бы непросто держать ситуацию под контролем. Поэтому вероятность роста социальной напряженности и того, что все выйдет из-под контроля правительства Пекина невелика.

Третий риск: он может возникнуть, если Пекин пропустит импортную продукцию, которую он гарантированно закупит у США в рамках первой фазы соглашения, что приведет к тупой реакции президента США Дональда Трампа (угрозе повышения тарифов).

В своем заявлении по этому вопросу на прошлой неделе Трамп подчеркнул, что будет соблюдать требования соглашения и что полностью верит в преодоление Китаем ситуации с коронавирусом.

Однако Трамп не раз и не два резко менял решения по тем или иным вопросам. Было бы неразумно полностью доверять ему в этом вопросе. Никто не гарантирует, что он не сможет переиграть Китай и использовать эту ситуацию в своих интересах во время избирательной кампании 2020 года.

Финансовые рынки «не считаются» с этими рискованными сценариями, которые маловероятны, но которые очень пугают. Как упоминалось выше, разумно сохранять осторожность в отношении прогнозов роста в связи с вышеупомянутыми неопределенностями. Тем не менее, прогнозы, основанные на ограниченных данных, говорят о том, что в 2020 году очень вероятны самые низкие темпы роста в Китае после 1990 года, наряду с отставанием в общемировом росте, со снижением ниже 3%.